?

Log in

No account? Create an account

Сафронов из Сыктывкара

BenX
Красавчик
onchoys
Посмотрел фильм BenX. (Бэн Икс)
Парень с диагнозом аутизм находит свое выражение в онлайн игре. Его мучают в школе, но он находит самовыражение в своей смерти.
Философское кино, тяжелое. Пересматривать вряд ли буду, но на винте оставлю.

Photobucket
Tags:

Часть один.
Красавчик
onchoys
Когда я покупал свой злополучный КПК, я хотел писать посты о каждом дне в Америке, но, как я уже писал - не удалось. Тем не менее, спустя почти год, я все таки буду писать эти посты, такими какими они должны были быть в 2008 году.

Первые часы в Америке я провел не очень романтично - с пивом в руках. Самолет был английской фирмы British Airways, а по английским законам я могу пить сколько угодно. Я выдвинул из ручки кресла монитор и посмотрел где мы летим. Оказалось что уже над США, к Нью-Йорку мы летим с севера.
Справа от меня спала девушка из Киргизии. Почему-то я всегда представлял себе иначе азиатов из бывшего СССР. Эта девушка была умна и умела поддержать разговор. У нее были приятные черты лица и белоснежные зубы. Как только мы сели рядом она познакомилась со мной, как это наверное и подабает делать в приличном обществе. Единственный ее недостаток (а может и достоинство) - она рассказала о себе слишком быстро. Родители предприниматели, в США она летит к тёте, в Англии была неделю. Мне было нечем хвастать и я прекратил разговор, начал выбирать на мониторе музыку.
Прошло несколько часов, киргизка наверное сопела, но гул самолета не позволял это услышать. "Жаль что нельзя попроситься на выход пораньше, скоро пролетим над Бостоном, а завтра мне туда ехать" - подумал я, а затем решил отметить свои первые минуты в Америке. Я открыл банку с пивом, оно было ужасное. Проходившего мимо стюарда я попросил унести мой банку, поднос и поднос киргизки.
Каждому полагался пакет, в нем был плед, наушники, тряпочные очки от света, носки, одноразовая зубная паста и щетка. На тот момент завершался мой третий день в пути, мои чистые носки и щетка были в багаже который я сдал, так что я с радостью почистил зубы в туалете и сменил носки. Я решил не шокировать салон и выбросил грязные носки в мусорку в туалете, не стал нести их с собой.
Объявили о скорой посадке, я толкнул локтем киргизку, она открыла глаза, улыбнулась и начала собирать вещи.
Прошли стюарды, проверили все ли пристегнуты, все ли сумки лежат на полках. На мониторах появилась информация о полете, карта показывала что под нами Нью-Йорк.
Нам раздали миграционные карты, я сразу попросил для себя две, зная что всегда заполняю бланки с ошибками. Отметив в этой карте номер визы, дату прибытия и свою фамилию я убрал бумажку в карман.
Мы с Киргизкой хотели было посмотреть за окно, но самолет накренился и ничего не было видно. Нам говорили какую-то инфрмацию через динамики, но различал я только британский акцент.
В окне появились огни. Яркие огни Америки. Я разглядел очертания аэропорта имени Кеннеди, четыре дня назад я смотрел их в Сыктывкаре, в Лесозаводе, через google earth, а сейчас - вот они.
Самолет сделал несколько кругов над аэропортом и тяжело приземлился. Была поздняя ночь. Нас попросили не вставать до полной остановки Боинга. Прошло больше десяти минут прежде чем нам разрешили взять сумки. Люди посеменили к выходу. Экипаж прощается с вами и желает хорошего дня.

Часть два
Красавчик
onchoys
На выходе из самолета я подождал Сашу, с ней мы познакомились в Хитроу. Она летела по той же программе что и я, еще в Лондоне я сказал что надо держаться вместе, она была не против.
Мы прошли на регистрацию, я был уверен до последнего момента что заполнил что-то из документов неправильно. Мне предстоял тот самый диалог "Welcome to the United States", на что я должен был ответить всем известной фразой "Вот уроды".
Утомленный офицер посмотрел мои документы, спросил куда у меня оффер. Я ответил что в штат Мэн. "Мэн? И что ты там будешь делать? Рыбу на лодке ловить?", я был жутко уставшим но заставил себя улыбнуться, рассказал что оффер у меня в ресторан. Офицер сказал мне adios и я пошел за багажом. После перелета сумка была грязной, но меня это не расстроило. Саша сказала что нам надо найти где переночевать, чтобы утром поехать на автовокзал и разъехаться по своим частям Америки. Я настоял на том что отдохнуть можно и в автобусе, а ночлег в Нью-Йорке это лишняя трата денег. Саша согласилась и мы пошли на выход.
На выходе из здания JFK-Аэропорта стояли украинские студенты, там мы познакомились с некоторыми, я пообщался с парнем по имени Женя, он показался мне наиболее дружелюбным.
Вокруг суетились ребята в фирменных футболках "Папа Карло" - эти предлагали "самое дешевое жилье" - за 55 баксов они везли нас в хостел, где есть уютные комнаты, душ, интернет. Утром нас обещали вернуть в город. Я был против, но эти заявили что из Нью-Йорка ночью автобусы не ходят. Конечно я не поверил, но что я мог заявить - "Нет, ребята, сейчас я пойду и уеду отсюда, вы тут нас разводите, а я самый прошареный?". Позже оказалось что можно было уехать из Нью-Йорка и ночью.
Мы сели с украинцами в вэн и поехали в гостиницу. Машина выехали на хайвей. В автомобиле были мы с Сашей, Женя, два украинских быдло-парня и еще две девушки с украины. Водитель был молодой русский парень из Волгограда, рассказывал про Америку, давал советы. От него я и услышал что негров лучше называть шахтерами. Ехали мы долго, все, да и я в том числе, получали удовольствие от американского хайвея. Водитель рассказывал как он ездил на Кубу и трахал кубинок, рассказывал как надо соблазнять американок, два быдло-парня запоминали, мы с Женей переглянулись. Очевидно было что русский за пару лет отточил истории о своих подвигах и усиленно нам врал.
Через полтора часа мы приехали в хостел. Это было общежитие какого-то колледжа, которое на лето опустело. Напоминало все это американский молодежный фильм. Декоративно кирпичные стены, двери, окна, выключатели - казалось я тут был уже много раз. Нас встретили еще русскоязычные ребята, один из средней азии, один с кавказа. Все они, как и водитель, подрабатывали летом на нас. Заправлял всем Леонид. Высокий худощавый мужчина в очках и с черными, как уголь, усами. От насморка у него был красный нос, он постоянно сморкался в платок и выглядел болезненно, часто чихая и охая. На дворе было два часа ночи.
Мы заплатили деньги и нам выдали ключи от комнаты. Селили по два человека, моим соседом был Женя.
В комнате была бедная мебель, тем не менее было просторно. Высокие кровати заправлены чистым бельем - о кровати я мечтал уже три ночи подряд. Женя сел на свою кровать напротив и снял обувь и носки. Носки окрасили его мокрые ноги синим. "Тю, подгоночка, блядь, от бритиш эирвейс, все ноги покрасило". Он, как и я, одел эти носки в самолете. Мои ноги были сухие, на что Женя что-то сказал про то что "Вечно хохлам падлу подкидывают".
Минут 15 он рассказывал о том как его провожали всем ночным клубом. Он показал мне лыжный костюм из которого он вырвал все утеплители. "Во так мы с другом на рейвы в Киеве врываемся, тут так же буду тусить".
Я собрался в душ, который находился прямо в туалете, вход в него был как в простую кабинку. Однако было все устроено весьма хитро, я бы даже сказал удобно. В соседних душевых мылись здоровые парни, которые тоже только что прилетели. После душа в коридоре я встретил Женю, который сказал что хрен нам, а не интернет, "там всего один комп, а очередь до утра".
Почти сразу нас обрадовали тем, что на Манхеттен (где наш автовокзал) вести утром не будут, надо будет добираться на автобусе. Мы шли к нашему номеру, я был с мокрыми волосами, уставший, злой. Я громко выругался о конторе Папе Карло. Из своего кабинета вышел болезненный Леонид и спросил кому тут не хватило интернета. Я сказал что мне. И что помимо выхода в сеть мне надо позвонить в Россию. Он провел меня за свой комп, сперва я дал Жене написать сообщения родным, потом сидел в сети сам. Я написал Лере буквально следующее (взято из истории переписки вконтакте):
"Все отлично, доехал хорошо, гулял всю ночь в центре лондона. Щас в НЙ в общаге 55 баксов отдал за такси и жилье. Завтра еду на бас-стейшн, оттуда в Мэн. Я тебя люблю!" Потом Леонид разрешил позвонить, я позвонил маме и рассказал примерно тоже самое что и написал Лере.
Потом я пошел спать.
На утро я разбудил моего соседа и мы начали собираться. После мы вышли - я искал Сашу, а он двух девушек с которыми мы ехали из Аэропорта, с ними он добирался еще из Киева. В ходе поисков мы наткнулись на кухню, там за столом завтракали русские девушки. На полках лежали растворимые напитки, майонез и прочая лабуда не пригодная для употребления. Мы с Женей повертели все баночки в руках, попробовали всю эту гадость и решили ограничиться тем что разбавим порошок водой, как гласила упаковка, и получим напиток.
Я приготовил пять напитков, расчитывая на Сашу и жениных девушек, которых он уже привел. Получившаяся смесь оказалось ужасной, никто ее не допил.
Мы вышли с сумками во двор. Стояло раннее туманное утро, пахло океаном. Высоко над нами, почти что над колледжем проходил мост, то скрывавшийся в тумане, то выходивший из него. Мы побрели на поиски остановки. Украинки постоянно отставали, у них были огромные чемоданы, а мы шли на легке. Слева были здания колледжа, справа набережная и океан. Через двадцать минут мы подошли к остановке и стали ждать первого автобуса.
Я сел на свою сумку и вспомнил что в Лесозаводе первый автобус едет в шесть утра.
Подъехал зеленый автобус, я спросил у толстого черногожего водителя доедем ли мы до метро. Он сказал что доедем, проезд стоил два доллара. У нас не было разменяных и он разрешил ехать бесплатно.
Дорога была долгая, мы ехали почти час. На каждой остановке народу в автобусе прибавлялось, заходили, в основном, чернокожие.
Рядом с нами сел белый убогий американец. Ему не было и тридцати, но выглядел он жалко. Серая расиянутая толстовка, синие джинсы и грязные ботинки, очки. Я спросил его долого ли нам до метро, он улыбнулся и ответил что ему тоже в метро, так что мы можем выйти с ним.
Он любезно подождал пока мы выйдем из автобуса с сумками и помог нам купить билеты.
Метро было не подземным. Мы сели в вагон, свободным мест было полно. Убогий что-то объяснил мне на схеме Нью-Йоркского метро, на что я кивал в ответ не понимая что он мне хочет объяснить.
Рядом со мной села красивая негритянка, похожая на бизнес-вумен, ей было лет 40. От нее вкусно пахло туалетной водой, она листала ежедневник. Водитель что-то объявил всем на что она выругалась. Я не разобрал что она сказала, посмотрел на нее. Она увидела мой взгляд и попросила прощения, прикладывая руку к груди. Она сказала что у нее трудный день, да еще и это метро. Мне оставалось только улыбнуться и сказать что это окей. Судя по тому что на следующей станции все вышли - машинист объявил что поезд меняет маршрут. В Москве мне до боли знакомо это "Поезд следует до станции Киевская".
Через жуткое метро мы добрались до автовокзала, распрощавшись с убогим мы вышли в зал.
Десятки лестниц, залов, касс, переходов, выходов на посадку. Толпы русских студентов, все знакомятся, все приехали весело провести лето. Я купил билеты, мой автобус до Бостона и затем до Портленда отправлялся через 5 часов. Сашин автобус должен был выехать через 6 часов, а украинские ребята уезжали через час. Все хотели кушать. С сумками мы вышли на улицу, посмотреть на небоскребы. Я отправился изучать меню тележки с хот-догами. Мы дешево поели, пофотографировались. Когда я позировал для камеры то привлек внимание негра, что стоял без дела. Он начал давать мне советы как надо позировать, на что я ему предложил сфоткаться вместе со мной. (http://cs1529.vkontakte.ru/u766784/30331751/x_68fcbb2e.jpg). Украинцам пора было идти, я обнял Женю и пожелал ему удачи. Мы с Сашей перешли через дорогу скоротать время и окончательно наестся в ближайшем фаст-фуде. На кассе стояла мексиканка, я не смог объяснить ей что именно я хочу купить, мне оставалось лишь тыкнуть пальцем на картинку с "набором". Саша поступила так же. Около часа мы ели купленное, болтали.
До моего автобуса еще оставалось время, но мы вернулись в здание Автовокзала.